Энциклопедия БОЛЬШАЯ РОССИЙСКАЯ КУЛИНАРИЯ, национальные


фото в спб скорое

2017-09-22 15:11 Оказываем качественный и недорогой ремонт холодильников и холодильной техники в СПб и Освобождение Пруссии Январь апрель 1813 В начале 1813 Пруссия сохраняла союзнические




- А помнишь, Вадик, как мы сыграли свадьбу? - По-моему, вничью.


Разнесло деду репку.






Ни кем не понят и не признан Брожу по городу как тень Я занимаюсь онанизмом В международный женский день


Не то, чтобы я как-то опасался женских туалетов.. Я, можно сказать, в них вырос. Еще ребенком в парке бабушка водила меня исключительно в женский туалет и на все возмущенные возгласы теток в розовых, голубых и сиреневых репетузах с начесом и без, всегда невозмутимо заявляла: *Ну не в мужской же мне его вести*. Во дворе у нас вообще был один туалет на всех. За старой трансформаторной будкой. И бегали мы в него всегда всей гурьбой. Потом классе в 5м в моем школьном дневнике в графе *поведение* появилась жирная двойка и под ней запись: *Безобразничал в женском туалете*. Ой ой ой. А всего-то забежал на пару секунд выдать мощную струю из крана кому-то там в коридор. Но все это было давно и как-то уже порядком подзабылось. И вот лет 20 назад пришлось мне посетить по какой-то там командировочной надобности один из корпусов Государственной публичной научно-технической библиотеки (ГПНТБ) в Москве. А строительство у нас, и в Москве это проявляется особенно ярко, обычно ведется следующим образом. Рядом со старым зданием некоего богоугодного заведения строго согласно плану укрупнения фондов и раздувания штатов выстраивается новое. И лет 10 народ топает в тапочках по лужам из одного здания в другое через двор. Потом в чью-то гениальную голову все же приходит не менее гениальная мысль соединить эти два здания воздушными или подземными - как получится - переходами. Но так как при строительстве ничего подобного никем не планировалось, да и архитектура зданий разных стилей и направлений совместима так же, как в свое время шлюзовые камеры нашего *Союза* и ихнего *Аполлона*, то переходы эти обычно начинаются и заканчиваются в самых невообразимых местах. А шо делать? Это жизнь. Итак, ГПНТБ. С немалым трудом, как Остап Бендер в редакции газеты *Гудок*, найдя наконец нужный мне кабинет, я зарегистрировал командировочное удостоверение, взял какие-то там библиотечные карточки и дальше мне нужно было искать собственно сам архив. - Последняя дверь налево по коридору, - не поднимая головы от толстого амбарного журнала пробубнила тетка, отмечавшая командировку. Выхожу в коридор и направляюсь по указанному адресу. В конце коридора окно, за окном голая ветка березы, на ветке ворона. Обычный московский пейзаж. И действительно две двери. Направо и налево. На левой двери крупная надпись *Туалет Ж*. Правая дверь заперта. Возвращаюсь. Снова просовываю голову в кабинет. - Я прошу прощения, но там одна дверь закрыта, а дверь налево — это женский туалет. Тетка по-прежнему не поднимая головы: - Вот-вот, через него. ??? Иду по коридору. Окно, ветка, ворона. Две двери. Туалет Ж. Дверь справа по-прежнему заперта. Осторожно просовываю голову в левую дверь. За дверью широкое окно, подоконник, на котором расположилась девушка в короткой юбке с сигаретой во рту. Вторая девушка тоже с папироской стоит рядом и, как Косой в *Джентльменах удачи*, поправляет чулок. Однако же все вторичные половые и гендерные признаки, в отличие от Крамарова, у нее вполне себе конгруэнтны табличке на двери. И местами, как я успел разглядеть, даже очень. - Проходи, дядя! - Извините, - тоже по сценарию отвечаю я и так же осторожно убираю голову. Снова осматриваюсь. Правая дверь упорно заперта. Окно, ветка, ворона. Ворона смотрит на меня уже, как на полного идиота. Как посмотрит тетка, когда я вернусь в третий раз? Других дверей нет. Делать нечего. Потоптавшись немного, как Новосельцев у кабинета Людмилы Прокофьевны Калугиной, снова обреченно просовываю голову в туалет ж. Мне почему-то показалось, что девушки ждали ее возвращения. - Девушки, я прошу прощения.. кхе-кхе.. душно тут у вас. Мне нужно, в некотором роде, в архив. Мне сказали, что.. - Ну мы же говорим, проходите. Поправлявшая чулок девушка, освобождая проход, тоже опускается на подоконник, и я замечаю в дальнем неосвещенном углу крохотную дверцу, через которую с трудом протиснулся бы не то, что взрослый человек, но и ребенок. С расшаркиваниями и благодарностями осторожно, как по минному полю, прохожу к двери, протискиваюсь в нее и спускаюсь по узкой винтовой лестнице в очередной богом забытый тускло освещенный коридор, ведущий в архив. Нет, вот вы мне скажите. Ну хто так строит, а? Хто так строит?